2019
январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

«Если бы проиграл, думал бы о завершении карьеры»

Опубликовано 16 декабря 2018 года.

Интервью Шлеменко, который наконец-то победил

— Вы выиграли после трех поражений подряд, прервав свою самую неудачную серию в карьере. Это особенное чувство?
— Не считаю, что она была неудачная. Мне не повезло в жизни. В мою карьеру постоянно кто-то вмешивался последние 4 года. Хотите верьте, хотите нет. И с допингом подсунутым история, за который мне пришлось оправдываться. И бой с Мусаси, который, считаю, я не проиграл. И последний бой в Bellator, в котором дали соотечественника, зная, что мне будет тяжело с ним драться. Не скажу, что это какая-то убийственная серия. Просто стечение обстоятельств, где я дал слабину. Пришло время все исправить, сделать работу над ошибками. Думаю, этот бой показал, что я на правильном пути.

— Был ли какой-то критический момент, когда думали, что в случае четвертого поражения завершите карьеру?
— Скажу откровенно. При всем моем уважении к Биллштайну, считаю, что он не на моем уровне. Если я хочу выступать и конкурировать с сильными, то не должен испытывать проблем с ним. Если проиграл бы, да еще и досрочно, то, конечно, думал бы о завершении карьеры. Кого смешить уже?

— В первом раунде, кажется, вам пришлось не очень просто.
— Все было нормально. Но думаю, что имела место недоработка со стороны рефери. Он бил локтем в затылок. Нет, это не трясло меня, но было опасно, потому что это создавало жесткий дискомфорт. Было реально больно. А так, что там… Я в подобных ситуациях находился много раз. Меня так пробовали душить, но получилось только у Хэлси, когда у меня палец вылетел, и я не мог правильно защищаться. Сейчас же чувствовал себя отлично. Поэтому нереально было задушить.

— В перерыве между раундами не произошел своеобразный флешбэк к бою против Мусаси? Там вы провели часть боя в похожем положении.
— Я лежал и думал, мол, «давай, работай, сейчас устанешь». Мусаси, кстати, придал мне уверенности в себе. Он же борется лучше, чем Биллштайн. А я довольно успешно защищался в бою против Гегарда. Единственное смущало, что 4 минуты приходилось защищаться сейчас. Это долго, но он грамотно растянул ногу в треугольнике. Я понимал, что единственный шанс — это сидеть 4 минуты. Да, скучно. Да, проигран раунд. Но зато у него затекли ноги.

— А у вас не сбивалось дыхание от захвата?
— Дыхание не сбивалось, просто не было возможности освободиться от захвата. Если начинаешь менять позицию, то рискуешь открыться от ударов и попасть в невыгодное положение. А самое эффективное — бить его сзади, лежать и ждать, что раунд ты проиграл. Но я понимал, что впереди еще четыре раунда, можно один отдать.

— То есть, вы понимали, что первый раунд проиграли?
— Конечно. Как я мог его выиграть? Все же по правилам. К сожалению, в ММА есть правила. Я бы хотел, чтобы было жестко и без правил. Но они есть, и приходится вот так проигрывать.

— Последние полтора года вы активно говорите о переходе в 77 кг.
— Сейчас держит одна тема. Эта тема — Бруно Сильва. Не дает мне уйти. Придется раскачаться, набрать 93 кг и остаться, может. С Сильвой нужно разобраться.

— Если предположить, что следующий бой будет не против Бруно Сильвы, то проведете его все равно в 84 кг?
— Не знаю. Я хочу перейти в 77 кг, потому что до 84-х сбрасываю, не напрягаясь. Лишь две сауны, без диет и так далее. Это смешно. И, давай честно, все бойцы тяжелее меня. Даже Йонас. Пусть он не здоровый, но выше меня ростом. И это доставляет неудобства. А в 77 кг я буду одним из самых высоких. И из моего опыта, с парнями из 77 кг я не испытываю проблем. Например, бой с Ясубеем Эномото. С ними мне проще. Чувствую, что по физике мощнее их.

— Верно ли, что уже на этом турнире могли подраться в 77 кг?
— Мы хотели промежуточный вес сделать и подраться с чемпионом KSW Роберто Солдичем. Он был готов, но не вышло. Его KSW не отпустили. Не спорю, если решил, то надо делать. Если решил переходить, то надо переходить. А я пока в подвешенном состоянии нахожусь.

— О чем думаете, когда рассматриваете свою карьеру в глобальном плане?
— Считаю, мою карьеру пытались тормознуть, создавая искусственно такие условия. И допинг, и неосвобождение от контракта. Вот UFC, допустим. Если им не нужен боец, они его увольняют. А если держишь человека, но не даешь развиваться, зачем это? Сейчас я свободный агент и чувствую себя хорошо.

— На турнире вас поддерживал Хабиб, и, как я понял, вы неплохо общаетесь. Можете ли представить ситуацию, что в 2019-м отправитесь к нему на сборы в АКА?
— Мы с ним созванивались по поводу этой темы. А почему нет? Я открыт для нового. Понимаю, что Хабиба поймать очень сложно, особенно сейчас. Но если удастся позаниматься именно с ним, то будет здорово. Безусловно. Это сложно, но возможно.

— За последнее время «Новый поток» покинули Михаил Рагозин, Павел Гордеев и Алексей Кунченко. Они перешли в клуб «Архангел Михаил». Есть ли у вас на этой почве какое-то недопонимание с возглавляющим эту команду Иваном Штырковым?
— Здесь нужно смотреть на каждый переход индивидуально. На отношения с Ваней это никак не могло повлиять. С Мишей тоже. С другими есть легкое недопонимание, но не более. Есть поговорка: «рыба плывет туда, где глубже, а человек туда, где лучше». У нас проблем в команде нет. Мы семья, поддерживаем друг друга и идем вместе до конца. Если кто-то наши принципы не принимает, то, наверное, у него другие планы.

— Представляете, что сами можете когда-нибудь покинуть «Новый поток»?
— Руководители команды в лице Юрия Навражного и Дмитрия Мазурова сделали очень много для меня. Они мне очень близки. Это очень сложный вопрос… Они со мной до конца. Я проиграл три боя, но остался в команде, и они поддерживали меня, как никто другой. Жизнь проверяет в сложных ситуациях. Мы прошли через многое, поэтому все будет хорошо.

— Это был ваш 70-й профессиональный бой. Существует ли какой-то порог?
— Соточку хотелось бы. Да я бы и 200 сделал, если бы давали возможность драться по три раза за вечер. Но, наверно, не дадут.


Комментарии

Вспомнить пароль   Регистрация