2017
январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

Штефан Пютц: «Бой с Тыбурой? Мы подеремся и вновь станем друзьями!»

Опубликовано 29 апреля 2015 года.

О том, какого это — драться в чужой стране, контактных видах спорта в Германии и Европе, а также о любви к еде — в эксклюзивном интервью действующего чемпиона M-1 Challenge в полутяжелом весе Штефана Пютца , которому 2-го мая предстоит супербой против Марчина Тыбуры

«Папа хотел, чтобы я занимался спортом, а мама - музыкой»

– Стефан, расскажи о том, как ты вообще попал в спорт. Насколько мне известно, ты много в каких секциях успел позаниматься, прежде чем попасть в смешанные единоборства...
– Моей самой первой секцией было дзюдо, которым я занимался относительно долго, и даже выступал на соревнованиях. Но с 14 лет я перешел в легкую атлетику, где бегал, как на короткие, так и на длинные дистанции, и прыгал в высоту. В 18 лет я стал заниматься кикбоксингом, но параллельно очень большое внимание оказывал «железу». В основном я был сфокусирован именно на тренажерном зале. Я, к слову, и сейчас его очень люблю. Там всегда виден твой прогресс и если ты ленишься — будешь жестоко наказан! Поэтому да, ты прав, попробовал я много видов спорта, даже сноуборд, который недавно приоброел на сайте ! А вообще, мои родители всегда разделялись во мнении. Папа считал, что я должен стать спортсменом, а мама хотела, чтобы я играл на музыкальных инструментах, например, на пианино.

– И какого это было: в начале заниматься дзюдо, а потом переключиться на ударную технику? Не сложно?
– Нет-нет, мне всегда нравилось осваивать что-то новое. Тем более, в детстве я сам хотел попасть в кикбоксинг, но мой отец — доктор. И ему не очень нравилась идея того, что я в юном возрасте буду получать удары по голове. Так и оказался в дзюдо, а потом с легкостью ушел в кикбоксинг.

– Я также знаю, что ты занимался гандболом. Это связано с тем, что этот вид спорта сильно развит в Германии?
– Опять-таки, туда меня привел отец. Он сам занимался и играл, вместе со своими друзьями. Но там я надолго не задержался.

– Это я к чему. В Германии очень мало бойцов смешанного стиля. Ты же, побывав и в развитом виде спорта для своей страны, и наоборот, можешь сравнить. Почему так? Почему в Германии не развиты ММА?
– Действительно, у нас смешанные единоборства развиты не очень сильно. В первую очередь это связано с тем, что в какой-то момент они были запрещены к показу на общедоступном телевидении. Почему? В Европе некие проблемы с восприятием добивания соперника на полу. Им это не нравится, слишком жестоко. В связи с этим они, кстати, изобрели облегченную версию ММА. Там разрешены удары в стойке, но когда ты переводишь соперника в партер, то бить уже нельзя, только бороться. Но это какое-то извращение! Хотя, наверное, для любителей — нормально.

– И как тогда в Европе развиваться бойцу?
– Наверное, нужно пробовать множество секций по отдельности, а потом раскрываться в чем-то одном. Например, в борьбе — для этого условия в Европе уж точно есть.

– Кстати о борьбе. Недавно делали интервью с нашим трехкратным олимпийским чемпионом, Александром Карелиным — наверняка знаешь его. Так вот он считает, что ММА не стоит вводить на уровне детских секций, а бойцу смешанного стиля нужна обязательно школа — бокс, борьба и т.д, а не комплекс. Ты согласен с этим?
– Абсолютно! Необходима база, которая станет сильной стороной. Собственно, именно борьбу я и считаю самым оптимальным началом для спортсменов.

– Какого тебе, как иностранному бойцу, выступать в России?
– Мне нравится, как ко мне здесь относятся, мне нравится публика. Я чувствую уважение аудитории. В России ММА на другом уровне, нежели в Германии. Там нас считают просто тупыми спортсменами, которые получают удары. А здесь — как к атлету.

– Из-за чего так?
– Я не могу объяснить это. Наверное, просто, ментальность другая. Немцы не могут понять, что заставляет людей идти в ММА. Они даже не всегда принимают бокс, и если у боксеров начинает идти кровь, появляются какие-то рассечения, то люди негативно реагируют.

– Странно, ведь бокс-то в Германии как раз сильно развит!
– Действительно, там его любят, но больше любят конкретных спортсменов, чем сам бокс. Например, братьев Кличко. И еще: в Германии это больше бизнес, нежели спорт.

«Я — универсальный боец, но о UFC думать пока рановато»

– Расскажи о своем распорядке дня.
– Встаю я примерно в 7 часов утра, стараюсь просыпаться в одно и тоже время. Готовлю еду на день вперед, ведь я еще специалист по питанию. Потом я еду на первую тренировку, она всегда легкая: на координацию, на технику. Затем отдыхаю пару часов и иду тренироваться с железом. А вечером у меня тяжелая тренировка. В перерывах между всем этим я работаю: у меня всегда с собой ноутбук и куча бумажных дел.

– Какая работа?
– Как я уже говорил, я специалист по питанию. Так вот, у меня есть несколько клиентов, которым я помогаю составлять программы. И я всегда с ними на связи. Они же, в свою очередь, говорят мне о том, как моя система работает и я уже корректирую ее под них.

– Твой рост составляет 198 сантиметров, и при этом ты выступаешь в полутяжелом дивизионе (до 93 кг — прим. А.С.). Видимо то, что ты специалист по питанию, как-то помогает тебе... Неужели не возникает проблем с весом?
– Мне совсем не сложно «гонять» вес. Я абсолютно точно знаю, что нужно моему телу и в какое время. Да, в обычной жизни я вешу примерно 107 кг, но похудеть перед боем до 93 — никаких проблем! В тоже время, я себя контролирую, чтобы не набрать больше, потому что я хочу оставаться скоростным и взрывным.

– В связи с этим вопрос: тебе предстоит бой против Марчина Тыбуры — тяжеловеса. Это будет объединительный поединок чемпионов двух весовых категорий. В каком состоянии ты хочешь подойти к нему в плане веса? Точно же не 93 кг! Может наоборот, набрать, при условии, что твой соперник весит не менее 113?
– Я могу конечно набрать, но это будет слишком непривычно для меня. Планирую выйти на бой в своем привычном весе в жизни — 104-107. Если я буду весить больше, то это скажется на моем состоянии, на моей подвижности и выносливости.

– Поговорим немного об оппоненте. Насколько я знаю, вы с Марчином — в хороших отношениях. Не сложно это — драться с другом?
– Он хороший парень, он мне нравится как человек, он очень умный боец... Но! Мы оба профессионалы и в этом нет ничего такого, чтобы провести бой друг с другом. Просто выясним, кто из нас лучше. Я вообще уважаю всех своих соперников. С любым из них я могу поужинать, а потом пойти и подраться! Ничего личного. Просто 25 минут агрессивного настроя во время боя, а дальше — вновь друзья! (смеется)

– В твоем активе 12 побед. 5 нокаутом, 4 болевым или удушающим приемом и 3 — судейским решением. На фоне этого, считаешь ли ты себя универсальным бойцом?
– Да! Мне нравятся все аспекты боя, и тренирую я каждый. Раньше бойцы были сконцентрированы на чем-то одном, чаще всего на своей базе. Сейчас же все спортсмены стали более комплексно развитыми. Поэтому хорошо чувствовать себя что в партере, что в стойке — просто необходимо.

– У тебя всего одно поражение — от Йоахима Кристенсена . Хотел бы провести реванш с ним?
– Конечно. Мы дрались в Дании, это был конкурентный бой и я до сих пор не уверен в том, что решение судей было правильным. Я бы хотел вновь встретиться с ним, чтобы доказать, что я — лучше.

– С кем ты бы больше всего хотел сойтись в поединке?
– Мне все равно, у меня нет каких-то предпочтений. Просто каждый раз хочу выходить с сильным оппонентом. Джон Джонс? Он классный боец, но сейчас я выступаю в M-1 и не время мне с ним драться.

– А вообще в сторону UFC смотришь, какие-то предпосылки для перехода туда есть?
– У меня по контракту еще три боя в M-1. А я всегда думаю только о предстоящем поединке, я не заглядываю сильно вперед. Многое может случиться. Поэтому о UFC говорить рановато.


«У меня не образ и не имидж машины. Я сам — машина!»

– Нашего горячо любимого Джон Джонса преследуют скандалы. То вот в ДТП попал, то его уличили в допинге. Как ты относишься к запрещенным веществам?
– Очень важно, чтобы спорт оставался честным и чистым. Надо проверять всех спортсменов и нельзя допустить того, чтобы у кого-то были какие-то преимущества над другими, в плане фармакологии.

– А какие преимущества у тебя?
– У меня бесконечная выносливость и большая сила воли, чтобы сломить абсолютно любого соперника! Ты можешь ломать мне кости, но если я пришел за тобой, значит я получу то, что мне надо!

– Если отстраниться от боев, то в чем заключается твой основной досуг?
– Как ты уже мог понять, я очень люблю готовить!

– Любимое блюдо?
– Таковых много! Но особенно я люблю оленину. На сегодняшний день больше всего люблю готовить ее с ветчиной из индейки, с фасолью и картошкой! И это все запечь!

– Как еще отдыхаешь?
– Смотрю бокс. Несмотря на то, что это тоже боевые искусства, я отдыхаю, когда смотрю его. Кроме того, я еще и учусь, наблюдая за красивыми боями. Еще я люблю бывать на природе. Когда я жил в Мюнхине, я часто занимался альпинизмом и сноубордом. Сейчас я переехал во Франкфурт и, к сожалению, в горах бываю не так часто.

– А что о музыке? В Германии ведь много рок-групп, прежде всего Rammstein, которые так любят бойцы, чтобы завести себя перед поединком.
– Мне нравятся их некоторые треки, нравится, какие шоу они устраивают. Но мне больше по душе более мягкая музыка.

– Стефан, расскажи о своем образе терминатора и прозвище «Т-800»?
– Если быть честным, то это не образ и не имидж машины. Просто я сам — машина! (смеется) На самом деле, мне просто нравится Арнольд Шварценеггер и особенно его роль «Терминатора». Он пришел из неоткуда, но доказал, что верой в себя и при помощи тяжелой работы можно многого достичь. Поэтому я чувствую себя комфортно в этой роли. Почему? Потому что я тоже победитель и многого достигну!


Алексей Сафонов 

Комментарии

Вспомнить пароль   Регистрация