2017
январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

Александр Шлеменко: я стараюсь достойно представлять свою страну и свой город

Опубликовано 18 июня 2013 года.

Российский боец смешанного стиля, чемпион Bellator в среднем весе Александр Шлеменко в интервью ИТАР-ТАСС рассказал о самом экстремальном поединке в своей карьере и безалкогольной свадьбе, а также поведал, почему он, несмотря на то, что "в Америке лучше в плане финансов", до сих пор живет в родном Омске

"В конце лета-начале осени мне предстоит бой с Дагом Маршаллом, - сообщил Шлеменко. - Дата пока не определена, сам бы уже хотел поскорее узнать. Сейчас же я готовлю своего ученика Андрея Корешкова , который 31 июля попробует взять пояс чемпиона мира "Беллатор" в весе до 77 кг. Его соперником будет Бен Аскрен. Скоро мы уезжаем в Америку и там будем проходить акклиматизацию перед боем. А после я переключусь на себя. И Андрей будет помогать мне готовиться. Весь лагерь будет работать на меня по сути.

- Есть ли у Андрея шансы отобрать у Аскрена пояс?
- Считаю, что шансы самые большие.

- А про Маршалла что скажете?
- Считаю, что он переживает вторую волну успеха. Он выиграл Гран-при. При этом сделал это довольно легко. Из трех боев он два завершил досрочно – в первом раунде нокаутами. Он очень взрывной. Многие же его недооценивают, может быть, в силу возраста. Ведь ему 36 лет. Я посмотрел его бои и считаю, что раньше он дрался намного хуже, чем сейчас. Не знаю, с чем это связано. Но у него появился какой-то жесткий удар. А это всегда опасно. Ведь проще драться с бойцом, который только борется, к примеру. Там ты особенно ничем не рискуешь. А вот когда человек нокаутер – против него страшно драться.

- Вы говорите, что по очереди с Андреем Корешковым готовите друг друга. То есть вы работаете без тренера?
- Да. Так получилось, что я работаю без тренера с 2007 года. До этого я тренировался в различных залах под руководством разных специалистов. Но это было в любительском спорте. В любителях без тренера просто невозможно выступать! Нужно, чтобы тренер тебя заявил и так далее. То есть, решал организационные вопросы. А так – я сам по образованию тренер, закончил СибГУФК. Считаю, что быть без тренера – даже лучше для меня. Это показывает результат. Считаю, что и Андрей Корешков с Александром Сарнавским под моим руководством добились серьезного успеха. Андрей в 22 года уже дерется за звание чемпиона мира – это колоссальный успех.

- В самом начале карьеры вы проводили по несколько боев за вечер. Не трудно ли было без тренера?
- Действительно было трудно. Раньше я из-за этого расстраивался. Но сейчас я только рад. Потому что сейчас у меня есть преимущество над другими бойцами в том, что я вырос из суровых условий. Они закалили мой характер. Для многих бойцов очень важно, чтобы у них был тренер. Который им подсказывает, помогает. Но у меня так сложилась карьера, что поначалу я все делал сам. Не было даже менеджера. С Алексеем Жернаковым, моим менеджером, мы познакомились только в 2005 году. К тому времени я уже полтора года выступал профессионально. Разумеется, после этого моя карьера стала развиваться по-другому. Могу сказать, что весь этот путь мы проделали вместе. В 2010 году подписали контракт в «Беллатор». Так получилось, что на первые два боя Гран-при мне пришлось ехать одному. У меня была действующая американская виза, а у Алексея она к тому моменту истекла. А новую ему сделать не успевали. Тогда мне и пригодился мой опыт выступлений без тренера, хотя без Алексея было тяжело.

- Влияло ли такое большое количество боев на ваш организм?
- Да, это было тяжело. Когда дрался по три боя за вечер, я каждый раз получал перетренированность. И после этого восстанавливался. Те, кто занимается спортом или просто знает теорию, что перетренированность – не очень хорошее качество. Это как болезнь у обычного человека. Но я знал, на что шел. Был к этому готов. Сейчас мне это только помогает. Я привык драться больше, чем дерутся другие – в этом мое преимущество.

- Учитывая уровень, с которого начинали, можете вспомнить самый экстремальный бой в карьере?
- Мне запомнилось, что злые языки, которые меня окружали, говорили, мол, «зачем тебе это надо, ты будешь инвалидом», «ты потеряешь здоровье, а толку никакого». И один раз у меня так получилось, что мне попали пальцем в глаз уже после второго раунда. А всего их было семь – по 2,5 минуты. И глаз совершенно перестал видеть. В тот момент я уже представил себя в повязке без глаза. Как я буду ходить? И уже появлялись мысли: «ну вот, значит, правы были люди, теперь я инвалид без одного глаза». Но я дотерпел, выиграл бой. И потом у меня, к счастью, все стало нормально. Вот такой страх я испытал во время боя.

- Сразу напрашивается аналогия с недавним боксерским поединком между Денисом Лебедевым и Гильермо Джонсом. Стоило ли штабу Лебедева выбросить полотенце?
- Мне сложно сказать, поскольку Дениса Лебедева я лично не знаю. Но я бы рисковал до последнего. Я знаю, что это война. Я на нее вышел, и должен драться до последнего. Но это лично я. Знаю, что для многих бойцов здоровье превыше всего. Но я считаю, что если ты вышел, ты дерешься, то нужно это делать до конца.

- Вы родом из рабочего района Омска. Приходилось ли на улице сталкиваться с проявлением агрессии?
- Я - человек неконфликтный. У меня нет никаких вредных привычек. Я не хожу в ночные клубы, не употребляю алкоголь, не курю, не употребляю наркотики. Считаю, что я оградил себя от таких проблем. Если посмотреть по статистике, чаще всего у людей возникают проблемы в ночных клубах и по пьянке. Но у меня с этим нет проблем. Когда я рос в 90-е годы, у нас был очень хороший район. Сейчас все в худшую сторону изменилось. Больше стало пьющих, неадекватных людей, которые пристают к людям. А когда я рос, то гулял до часу ночи. И никогда не переживали, не боялись. Все было дружно и хорошо.

- Притчей во языцех уже стала история, когда Александр Шлеменко, видя на улице пьющего человека, подходит к нему и объясняет, как нужно жить.
- Такие истории – правда. Но хочу сказать – если я вижу, что человеку это не надо, если он начинает идти на конфликт или говорить «я сам разберусь», то говорю: «хорошо, жизнь покажет». Но чаще попадаются люди, которым это надо. Это не только в моем районе. Мне очень много людей присылают сообщения в соцсетях: «Спасибо, благодаря тебе я бросил пить и курить». И мне это приятно. Я понимаю, что многие люди считают по другому, вроде «как пили, так и будем пить». Но я к таким людям стараюсь не лезть. Зачем мне их переубеждать? Жизнь переубедит.

- Вы дважды выиграли Гран-при "Беллатор", но пока живете в своем родном районе Омска – Московке.
- У меня есть патриотические чувства. Я люблю свою родину, люблю свой город. Каким бы он не был плохим в каких-то вещах. У нас не супер город, есть места и получше. Но, так как я здесь родился и вырос, стараюсь по максимуму делать для своего города. Я понимаю, что в чем-то проще было бы уехать, и я не исключаю такую возможность. Может, в будущем я не выдержу. Здесь реально тяжело жить. Это связано и с поддержкой властей, и много с чем другим. И людей много неадекватных вокруг тебя, которые пьют. Тем более, у меня родился ребенок. Стараюсь жить ради своего города. И хочу, чтобы город ценил меня за это.

- Пока вы не переехали в Америку. Но не переехали только из патриотизма или есть в этом финансовая составляющая?
- Раньше меня в Омске держала моя жена – Алена. Оставался тут и ради учеников. Если бы я уехал в 2007 году, к примеру, то не было бы Александра Сарнавского и Андрея Корешкова . Хочу помочь и другим своим землякам, которые из себя представляют что-то. Сейчас же в Омске меня не держит абсолютно ничего. Я могу собраться со своей семьей и учениками. Их тоже здесь ничего не держит. Мы самодостаточны в плане финансов. Деньги мы зарабатываем не в Омске. И тратить нам проще за границей. Те же машины, недвижимость – все это там дешевле, чем в России. Пока меня здесь держат только патриотические чувства и то, что я люблю свой город.

- То есть на жизнь за океаном вы уже заработали?
- Да. Но не стоит забывать о том, что если ты живешь за границей, у тебя появляется дополнительный заработок в виде спонсорских денег. Ты участвуешь в выставках, посвященных ММА. Так как я все-таки чемпион. Сейчас я от этого отказываюсь в пользу своего региона. Но у меня нет такого, что я думаю только о себе, как это делают сейчас многие. Правильно или нет – жизнь покажет.

- Многие российские поклонники единоборств считают, что вы потихоньку начали занимать нишу завершившего карьеру Федора Емельяненко . Чувствуете на себе повышенное внимание?
- Если честно, то не ощущаю. Когда говорят, что я популярный – то особо этого не замечаю. Федор был большой величиной. Я хотел бы хотя бы приблизиться к его достижениям. Но пока мне до него еще далеко. На мне висит очень большая ответственность. И я стараюсь достойно представлять свою страну и свой город.

- В прошлом году вы попали в неприятную аварию и сломали ключицу. Насколько тяжело было возвращаться после такой травмы?
- Кстати, довольно легко. Я переживал, что будет сложнее. Через 2 недели я уже снял гипс и начал по чуть-чуть тренироваться. Но для меня это было тяжело, ведь говорили: «Надо минимум четыре недели ходить с гипсом, ведь у вас оскольчатый перелом». А я как-то сидел дома и смотрел гонки на мотоциклах, люблю это дело. И там у мотоциклистов перелом ключицы – самая распространенная травма. Там человек упал, ему поставили титан и он на следующий день после такой травмы выиграл Гран-при. Для меня это было как сигнал, что это не так серьезно.

- Приходилось ли сталкиваться на ринге с неспортивным поведением соперника?
- В России сталкивался. Как-то я дрался с бойцом из Ингушетии. После боя он не пожал мне руку и, мягко говоря, послал меня. А вся его команда почему-то на меня кинулась, когда я победил. Хотели меня за что-то избить, хотя я вел себя достойно. Часто происходят такие моменты. Вот недавно на М-1 была ситуация, когда Ибрагим Ибрагимов после завершения боя ударил Дениса Смолдарева . Смолдарев-то в чем виноват? Надо было судье претензии, наверное, какие-то предъявлять. Я не люблю, когда люди так себя ведут. Тем более, когда человек проигрывает. Ладно бы выигрывал. Я, конечно, неспокойно реагирую на такие вещи. Тогда ингушский боец быстро ушел, и я уже приготовился отбиваться. Но, хорошо, что до драки все-таки не дошло. Тут всегда нужно смотреть по ситуации. Если человек тебя исподтишка ударил, почему ты должен стоять? Но многие ведь смотрят это по телевизору. И такие вещи недопустимы.

- Вы живете и тренируетесь то в США, то в России. Где лучше?
- Для меня - в России. Я - русский человек. Я родился в России, вырос в Омске. У меня здесь есть друзья. Хоть и немного. У меня здесь родители. Но это в психологическом плане. А в плане финансов, уровня жизни, условий, конечно же, лучше в Америке. Но Родину из сердца не вырвешь! Надеюсь, что и у нас в России что-то изменится.

- А приходилось в Америке тренироваться со звездами ММА? Запомнился кто-то?
- Там тренируются серьезно. Запомнилось, что бразильцы стараются жестко работать почти всегда. Мне сложно сказать, хорошо это или плохо. Если вы работаете с чужим человеком, и вам все равно, что вы можете его нокаутировать или травму нанести, то это нормально. Вы нарабатываете себя. Но я тренируюсь с Корешковым и Сарнавским и понятно, что я не могу избивать во всю силу. Они могут получить травмы. Хотя иногда мне тоже нравится с кем-нибудь жестко поработать.

- Не было ли желания добавить в свое выступление элементы шоу? У нас в стране любят и в берете ВДВ выйти, и тельняшку надеть…
- Если честно, нет. Я не любитель шоу. Я стараюсь иногда что-нибудь по настроению сделать, но не более того. Есть два вида бойцов – которые делают шоу и которые показывают красивые бои. Я бы хотел относиться ко вторым.

- Не слушаете ли музыку перед боем, чтобы настроиться?
- Нет, такого не бывает. У меня мало любимой музыки. Сейчас я перешел на песни со смыслом. Нравятся "Грот" – наша омская группа. Диман-55. Они малоизвестны, потому что затрагивают такие темы, которые обычно не показывают по телевизору. Миша Маваши. Иезикиль 25/17. Нравятся те группы, которые призывают людей открыть глаза, проснуться, перестать пить. Это правильно – делать что-то для своей страны. Мне приятно, что парни поют про такие темы. Они напоминают мне мою жизнь. Говорят о том, что родина здесь, и не надо ее бросать. Они пробуждают в людях какие-то патриотические чувства.

- Немногие знают, что у вас была так называемая безалкогольная свадьба. Для друзей это не стало чем-то удивительным?
- Для моего окружения – нет. Все близкие люди, которые меня окружают, не пьют, не курят и не собираются это делать. А я считаю так, что я не могу позволить себе травить близких людей, потому что я отношусь к алкоголю, как к яду. Я был на разных свадьбах (свадебный фотограф), но на безалкогольной – первый раз в жизни. И больше всех мне понравилась именно она. Там была добрая обстановка. Люди, когда напиваются, начинают приставать к другим. Не то, что драться. А просто нести чушь, вести себя вызывающе. Некрасиво. Мне не нравится подобное дебильное поведение.

- Раз мы заговорили о семье – много ли времени удается проводить с дочкой?
- Стараюсь проводить с ней все свое свободное время. Пришлось отложить свои хобби. На мотоцикле ни разу не выехал за этот год. Продал кроссовый мотоцикл.

- В Америку полетите с семьей?
- В последнее время я ездил туда с женой. Но сейчас у нас маленькая дочка. Буквально через пару месяцев она чуть-чуть подрастет и будем ездить всей семьей.

- Сейчас вы выступаете во второй по силе лиге в мире. Не хотелось ли подняться повыше?
- Сложно сказать. Сейчас у меня контракт в "Беллатор". Я не могу рассматривать какие-то другие предложения. Плюс еще не надо забывать, что в эту организацию я пришел менее известным бойцом. Все-таки "Беллатор" тоже сделал что-то для моей раскрутки. Но, когда закончится контракт – хотелось бы драться в сильнейшей лиге. Но какая будет сильнейшей на тот момент – посмотрим.

- Чем будете заниматься после окончания карьеры?
- Пока не думаю об этом. Мне так повезло, что я совмещаю два дела. Я развиваюсь и как боец, и как тренер. Насколько я знаю, немногие бойцы так делают. Вообще, я не задумывался о завершении карьеры. Мне еще многое нужно сделать в ММА, многого добиться. Я привык в жизни не раскидываться в разные стороны. Привык идти в одном направлении.

- Бытует мнение, что у боксеров в ММА получается не очень, в отличие от тех, кто изначально обладает задатками борьбы.
- Я так не считаю. Тут все зависит от человека. Многое что нужно переделать по тренировочному процессу, и мало, кто это делает. Сейчас нет никаких тренировочных методик – у каждого своя. А многие работают от любительского спорта, зацикливаются на мысли: «если я боксер, то и буду как боксер выступать». Но здесь это не проходит. Думаю, что это главное, почему не получается.

- Помог ли вам багаж любительского спорта?
- Сложно сказать. Я сейчас много переучиваюсь, получаю много знаний. Я разработал полностью новую методику. Она очень сильно отличается от нынешних. Сейчас я ее тестирую, проверяю. А в спорте намного сложнее переучиваться, чем изучать с нуля.

- В Америке популярны женские единоборства. Как вы относитесь к тому, что женщины дерутся?
- Я не поддерживаю их. Считаю, что женщина должна другими вещами заниматься. Есть и другие виды спорта. Им ведь еще детей растить.

- А как жена реагирует на то, что вы занимаетесь таким жестким видом спорта?
- Она умная девушка. И понимает, что если бы не этот спорт, то даже вы бы со мной не общались, к примеру. Как она может говорить «не надо»? Я сильный мужчина, я защитник ее и Родины. Как может быть по-другому?

Автор: Игорь Лазорин

Комментарии

Вспомнить пароль   Регистрация